Перейти к содержимому страницы.

Оптика без границ: студент из Польши рассказывает о том, что исследовал в Университете ИТМО

06 Июля 2016 Международная деятельность 830 EnEnglish

Мы продолжаем публиковать интервью со студентами, которые приехали из-за рубежа для того, чтобы учиться в Университете ИТМО в рамках совместных образовательных программ. Магистрант из Польши Гржегорж Флудер, на днях защитивший диссертацию по дизайну оптических систем, рассказывает о сложностях, с которыми он не столкнулся в Петербурге, и о своей научной работе – проектировании системы линз для оценки качества оптических поверхностей.

Почему ты решил учиться в Университете ИТМО?

Не могу сказать, что долго выбирал: я собирался поступать в магистратуру и увидел презентацию совместной образовательной программы Университета ИТМО и Варшавского политехнического университета (Warsaw University of Technology, Польша), в котором я на тот момент учился. Скорее, я выбирал специальность. Не во всех вузах есть программы, посвященные дизайну оптических систем, но Университет ИТМО достаточно широко известен в этой области, и я рад, что в итоге оказался здесь.

С какими-то особыми проблемами, связанными с переездом в другую страну, я не столкнулся. Польская и российская культуры несильно отличаются друг от друга – не на разных континентах живем. Языкового барьера тоже не было. Когда я решил, что еду в Россию, я полгода учил русский язык, а у него очень много общего с моим родным польским – грамматика, многие слова, базовые конструкции. Понадобилось только несколько дней, чтобы привыкнуть к местному акценту. Единственная сложность была связана с бюрократией: совместная магистерская программа появилась не так давно, и еще не все механизмы работают слаженно. Я и еще один студент из Польши учились здесь за счет стипендий от польских компаний, и мы долго не могли выяснить, как именно оплатить обучение – самостоятельно, или же компания могла бы оформить прямой перевод на счет университета.

В чем различия между учебой в Варшавском политехническом университете и в Университете ИТМО?

Сравнивать сложно, потому что в Петербурге и Варшаве мы изучали немного разные вещи. Здесь я учился на кафедре прикладной и компьютерной оптики, у нас было много занятий именно по моделированию оптических систем, а в Польше оптическому дизайну были посвящены один-два курса. В остальное время мы изучали, по большей части, фотонику. Еще в Университете ИТМО я проводил больше времени за компьютером, а в Варшавском университете – в лаборатории. На родине приходилось больше времени тратить на домашние задания, изучение теории и различных формул. Но, возможно, это связано с тем, что в Польше учеба начинается с первого октября, академический год короче, но материала, который нужно изучить, меньше от этого не становится.

То, что ты изучал в магистратуре, пригодилось при устройстве на работу?

Я сейчас работаю в компании, производящей высокоточную оптику – в ней около 75 сотрудников, 60 работают на производстве, остальные в офисе. Недавно там появился отдел исследований, в который я устроился после того, как вернулся из России в сентябре прошлого года. Собственно, мой нынешний начальник был моим научным руководителем с польской стороны, он же и предложил тему моего дипломного проекта, связанного с контролем поверхности сферических оптических объектов.

При создании оптических элементов важно контролировать форму поверхности, и для этого мы используем интерферометры. Существует много видов таких устройств для разных сфер применения, но самый простой работает следующим образом. Мы освещаем поверхность лазерным лучом, перпендикулярно ему помещаем плоскую стеклянную пластину. Часть лучей отражается от стекла – в среднем примерно 4%, но точное значение не столь важно. Когда пучки света, отразившиеся от стеклянной пластины и от объекта, накладываются друг на друга, возникает так называемая интерференционная картина – чередование светлых и темных полос. По ней можно увидеть, есть ли на поверхности исследуемого объекта какие-то неровности, даже если их размер составляет несколько нанометров.

Если нам нужно оценить какой-то сферический объект – например, линзу – схема выглядит немного сложнее. Плоский объект мы освещаем коллимированным пучком света, в нем лучи распространяются прямо, а сферу нужно освещать сферической волной, чтобы свет отразился не в сторону, а в ту же точку на эталонной поверхности. Поэтому стеклянную пластину здесь нужно заменить системой из линз, которая трансформирует плоскую волну в сферическую, и именно этому я посвятил свою диссертацию. Моя система включает четыре линзы – из восьми оптических поверхностей семь покрыты антирефлексным покрытием, чтобы свет отражался только от той поверхности, которая находится ближе всего к объекту. Я проектировал оптическую и механическую части, чтобы систему можно было использовать с распространенными интерферометрами и точно настраивать позиционирование линз.

Для чего все это нужно?

Производство у нас не очень крупное, с китайскими коллегами конкурировать трудно. Но мы производим оптику для самого широкого спектра применений – от зеркал для зубных врачей и телескопов до линз, которые используются в спутниках, и приборов для фотолитографии. Здесь важно контролировать качество продукции, каждый элемент нужно измерить, поэтому мы собираемся использовать мои результаты в нашем производстве и выпустить прибор на широкий рынок. Такие системы тоже уже производятся, но у них есть некоторые недостатки, которые я постарался устранить.

Какие у тебя планы на будущее? Думал развивать научную деятельность или вернуться в Петербург, чтобы продолжить учиться и работать здесь?

Научную карьеру я строить пока не собираюсь – мне интереснее практическое воплощение исследований, и, если я буду участвовать в конференциях, они скорее будут посвящены работе индустрии. Сейчас я решил устроить себе каникулы, приехал в Петербург на неделю – забрать документы, увидеться с друзьями. Но работать дальше я планирую в Польше.

Беседовал Александр Пушкаш, 

Редакция новостного портала Университета ИТМО

Оставить комментарий